Белая башня как «документ в объеме»

Почему важно знать архитектуру своего города и к чему может привести неравнодушие горожан?

Световая инсталляция «Водяные пузыри»
от американской художницы Кэрол Салмансон
для «Не темно -2016» (источник фото: instagram ekaterinburg_guide, https://vk.com/p0delniki)

Недавно в Екатеринбурге прошел уже пятый фестиваль светового искусства
«Не темно — 2016». Одной из площадок фестиваля стала Белая башня. Сейчас
в «подбачном» пространстве башни по вечерам можно заметить «Водяные пузыри». Над этой световой инсталляцией работала американская художница Кэрол Салмансон, а помогали ей студенты ЕАСИ второго курса профиля визуальных коммуникаций. Это здорово, потому что башня продолжает действовать и привлекать к себе внимание художников, жителей района,
да и всего города.

Не темно» — это фестиваль светового искусства, который организует фонд «Культурный транзит».
«Не темно» традиционно проходит в самый короткий день в году. Художники и дизайнеры создают световые инсталляции, призванные продлить день, сделать самую длинную ночь чуть светлее и теплее. 

Фестиваль привлекает дополнительное внимание как
к сохранению историко-архитектурного наследия, так и
к проблемам монотонности жизни типизированных городских застроек; с помощью интерактивности
и динамичности света преодолевает повседневность, угнетающую городскую среду, — то, с чем обычный житель встречается каждый день. 

Информация взята с официальной страницы
«Не темно» на facebook

 Для начала небольшая предыстория о том, кто такие «Подельники»

Арх-группа «Подельники»: Антонина Савилова, Евгений Волков
и Полина Иванова (слева направо)

«Подельники» — это архитектурная группа, которая сформировалась
из выпускников УралГАХА. Свою цель они формулируют как «создание архитектурной общественности, поддержка людей, которые интересуются своей искусственной средой обитания». Мы побеседовали
с двумя «Подельниками», Полиной Ивановой и Антониной Савиловой,
об опыте консервации Белой башни
и узнали, для чего нужно сохранять памятные места Екатерибурга.

История ее началась еще в 20-х годах прошлого века. В Свердловске того времени проводили центральный водопровод, параллельно с этим строили автономный водопровод на Уралмаше.

На строительство Белой башни был объявлен конкурс среди работников Уралмашинстроя, который выиграл молодой архитектор Моисей Вениаминович Рейшер. По его эскизу здание основывалось на пересечении геометрических тел: цилиндра бака и призматической пластины лестницы. Башня высотой 29 м ставилась на высокую точку и должна была стать доминирующим элементом окружающего пространства и завершить бульвар Культуры.

Свое народное название Белая башня получила, когда после завершения строительства ее окрасили белой известью. Значение Белой башни менялось с течением времени: 1960-х годах необходимость использования ее по назначению отпала: в город пришел центральный водопровод, но за башней продолжал следить завод.
В 1980-х годах на бульваре Культуры строится новый ДК Уралмаша, теперь башня не только не функциональна, но и перестает работать как архитектурная доминанта.
В 2006 под опеку ее взяла организация «Красный крест», которая планировала реанимировать уникальный памятник. В 2012 году «Красный крест» от опеки над Белой башней отказался, и памятник эпохи конструктивизма перешел в бессрочное и безвозмездное пользование арх-группы «Подельники». «Подельники» занялись консервацией башни, то есть минимальными необходимыми изменениями для сохранения объекта. Консервация нужна для того, чтобы памятник не разрушался, она не выполняет функции полной реставрации и приведения памятника в первоначальное состояние. Первые два года «Подельники» посвятили уборке, в которой активно участвовали горожане,
а также архивным и конструктивным исследованиям. Сегодня на башне проводят экскурсии для всех желающих, а в пространстве бака создана медиа-панорама «Белая башня. Точка отсчета».

Про восстановление Белой башни в Екатеринбурге, наверное, не знает только ленивый. Расскажите, почему вы выбрали именно водонапорную башню, и какой интерес она представляет для людей? 

Директор «Подельников» Полина Иванова

Полина: Это она нас выбрала, а не мы ее (смеются). Мы как архитекторы, конечно же, следили за судьбой Белой башни, еще когда ей занималась организация «Красный крест».
Если очень коротко рассказывать эту историю, то нам предложили взять Белую башню в пользование, что на тот момент не совсем отвечало нашим запросам: в ней нельзя было проводить никаких выставок, но, тем не менее, это был некий «кармический» вызов.
Нам сказали: вы хотели защищать памятник,
вот башня, которую можно защищать, — и мы приняли этот вызов.

Антонина: Для разных людей разный интерес. Для профессионального сообщества — это объект авангарда и конструктивизма. Для местных жителей она несет больше символический образ, и они ассоциируют себя
с этим объектом, как ассоциируют себя с районом в целом. Все-таки Уралмаш — это такой завод, рядом с которым барачного типа построенное жилье, а уникальный и, пожалуй, самый яркий объект с точки зрения композиции, объема пространства,
и запоминающийся, еще и расположенный на самой высокой точке — Белая башня. Светлый символ Уралмаша, а у него их не так много.

— Консервация Белой башни отнимает достаточно много времени и, как мы понимаем, это не ваше основное место работы, что вас заставляет продолжать заниматься общественным делом?

Антонина: Мы начали заниматься этим объектом, потому что хотели заниматься популяризацией архитектуры как собственной профессии. Белая башня — это такой частный случай большой, космической цели популяризации архитектуры. Поскольку мы все продолжаем работать архитекторами, это нас и заставляет уважительно относиться к архитектурному наследию и его сохранению.

На встрече со студентами ЕАСИ В. А. Трапезников, глава Администрации Орджоникидзевского района, поставил инициативность и упорство «Подельников» в пример того, как надо бороться за жизнь культурно значимых объектов. Со слов Трапезникова получается, что финансовой поддержки от города так и не удалось получить?

Полина: Да, поскольку вся эта инициатива, она гражданская и общественная.
К сожалению, у нас есть мало механизмов, когда государство может финансировать гражданскую инициативу, в основном это какие-то гранты, которые проводятся раз в год по жестким условиям. Однако сегодня мы можем говорить о том, что и город,
и область, и особенно район поддерживают нас именно в попечительском плане, то есть благодаря содействию Вячеслава Анатольевича мы смогли найти спонсоров из местного бизнеса, которые поддержали наш проект. Мы не получили от них финансовой помощи, но мы получили помощь административную. У нас была история, когда грузовик привез огромную стелу для заправки Лукойл, которую хотели поставить прямо перед башней и тем самым закрыть весь вид с бульвара.
Мы позвонили Вячеславу Анатольевичу, он приехал и всех разогнал.

Антонина: Чтобы проект состоялся, иногда нужны механизмы и ходы, стратегии, которые с тобой разделяют другие сообщества. Конечно, если твои стратегии разделяет администрация или в какой-то мере их курирует, то это уже большая польза для проекта.

Полина, сейчас вы запустили уже свой собственный краудфандинговый проект, целью которого является создание иллюстрированного путеводителя по Екатеринбургу. Создание путеводителя в какой-то степени — продолжение истории «Подельников» или это сугубо просветительская деятельность?

Полина: Это другая просветительская деятельность, которая тесно связана
с архитектурой. Наша миссия, которую мы несем через все проекты — это популяризация архитектурного наследия, рассказ об искусственной среде обитания человека. Путеводитель отвечает этой миссии, поэтому мне хотелось бы рассказать о том, как наш город случился таким, какой он есть сейчас.

Как вы считаете, почему горожанину важно знать о памятных местах Екатеринбурга? Как это знание может повлиять на человека?

Антонина: Мне кажется важным знать архитектуру и памятные места в том месте, где ты живешь. Самоидентификация должна быть у человека, он должен понимать, что он делает, где он делает и почему он здесь. Почему так ли иначе устроена его жизнь. И конечно, человек должен знать свою историю, а архитектура — это «документ в объеме», зафиксированный в пространстве исторический маркер, 3D-формат.

Полина: Все люди хотят жить в городе, который наполнен смыслами и мифами. Каждый памятник архитектуры — это такой миф, и когда люди знают об этом, они лучше относятся к среде и своему городу и перестают разрушать эти самые памятники, потому что считают, что они важны. Важно, чтобы здания и памятники оставались в памяти людей, именно это знание помогает сохранить их, а не законы, митинги или пикеты.

Арх-группа «Подельники» — это уникальный пример гражданской инициативы, пример неравнодушного отношения к нашему городу
и его архитектуре, а главное, проект консервации Белой башни получил отклик от горожан.  Мы так до конца и не поняли, что заставляет этих молодых архитекторов, поистине самоотверженных людей, тратить свое время и силы, но продолжать заниматься сохранением Белой башни. Но одно можно сказать точно, что эти люди готовы преодолевать суровый уральский климат (на башне нет отопления) и все трудности, но продолжать заниматься любимым делом. Нам кажется, что будущее этого памятника конструктивизма зависит от всех нас, людей, не равнодушных к своему городу.

и

Запись опубликована в рубрике архитектура, екатеринбург культурный с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «Белая башня как «документ в объеме»»

  1. Айлин говорит:

    объект культурного наследия защищен от забвения. Уникальность комплексной работы по сохранению башни рассматривается как совокупный результат действий, организованных группой архитектурных инициатив Podelniki.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *